Фундаментальная и прикладная ценность фотокатализа

Екатерина КозловаМы продолжаем рассказывать о стипендиатках Л’Ореаль – ЮНЕСКО. Сегодня у нас в гостях научный сотрудник Института катализа им. Г.К. Борескова СО РАН кандидат химических наук Екатерина Александровна Козлова.

- Поздравляю Вас с такой престижной премией. На Ваш взгляд, нужны ли такие обособленные премии в науке, например, для женщин?

- Мне кажется, это положительная практика. Если посмотреть в среднем ситуацию, то заметно: мужчине легче продвигаться по карьерной лестнице, чем женщине, например, занимать руководящие посты. Хотя я не скажу, что меня это лично коснулось.

- Про женщин в науке существует стереотип, что это - полностью преданные любимому делу личности, не особенно следящие за модой и не пользующиеся косметикой. В научном сообществе он тоже распространен?

- Это только стереотип, причем, мне кажется, не только в научной сфере, но и в обществе в целом. Сейчас есть положительная тенденция к смене взглядов. Cколько я работаю в институте, я не замечала, чтобы у нас такие стереотипы бытовали, в университете тоже не было.  Может быть, если люди не занимаются наукой, то им так кажется.

- Вы первый раз подавали заявку на стипендию Л’Ореаль – ЮНЕСКО?

- Нет, второй или третий. У меня богатый опыт участия в различных программах. Например, я выигрывала грант от Министерства образования и науки РФ, Лаврентьевский грант для молодых ученых; кроме того, я участвую в различных проектах как исполнитель.

- Насколько трудоемко оформлять заявки для конкурсов?

- Сложность заявок в том, что они отнимают много времени: необходимо заполнить большой объемов документов.

- Какую самую «большую» заявку Вы подавали?

- Не знаю сколько там было страниц, но мы посмотрели вес экспресс-почты: 4 килограмма 200 граммов. В ней содержалось много подтверждающих документов: копии наших публикаций, кандидатских дипломов, трудовых книжек и так далее. Сложно даже не саму заявку собрать, а сопровождающую документацию: все статьи, дипломы отксерокопировать. Но этим необходимо заниматься - иначе исследование не будет финансироваться.

- Как Вы считаете, нужно ли «красиво упаковывать» научные достижения?

- Конечно, нужно. Даже когда мы заполняем заявки, мы понимаем, что они читаются чиновниками из министерства: нужно на таком уровне написать, чтобы не ученые, те, кто не занимается наукой, поняли, зачем эта работа нужна.

- В чем суть Вашей работы?


- Мы занимаемся фотокатализом на полупроводниках. Этот процесс применяется для очистки воды, воздуха и для выделения водорода. Моей задачей является синтез катализаторов для данных процессов.

- Это где-то уже используется?

- На базе катализаторов и носителей, разработанных в нашей лаборатории, заводы делают очистители воздуха. Можно сказать, эти исследования уже коммерциализованы, и есть уже работающие приборы. Но моя задача не собирать оборудование, а изучать катализаторы, исследовать, как они работают и как их свойства связаны с активностью. Это больше фундаментальная работа, как и выделение водорода: его мы пока изучаем только на лабораторном уровне. То есть сначала в экспериментальных условиях мы выбираем лучшие катализаторы, и только потом начинаем их производить: 100 граммов, потом килограмм, потом уже в промышленных масштабах. Путь до коммерциализации – достаточно долгий. Например, прежде чем приборы для очистки воздуха дошли до производства, понадобилось достаточно много времени, было проведено большое количество исследований. Фактически их начали создавать в начале 2000-х, а эффективно работать они начали только сейчас.  

- В чем ценность фотокатализа для фундаментальной науки?

- Фотокатализ – такой процесс, который идет при комнатной температуре, но для того, чтобы он запустился, необходим свет. Сейчас мы делаем катализаторы, которые могут работать под видимым светом. Таким образом, мы можем использовать солнечную энергию для химических превращений. Это главная особенность, объясняющая популярность направления.

- Насколько развито это направление в мире и в России?

- В мире эта тематика достаточно хорошо развита: такими исследованиями много занимаются, например, в Китае, Европе. В России комплексные исследования, насколько я знаю, проводятся только в нашем институте: и по публикациям, и по другим параметрам, мне кажется, наша группа одна из передовых.

Подготовила Юлия Позднякова

Фото: 1- из архива Е. Козловой, 2 - photolab.kemsu.ru